• АО "УЛЬБИНСКИЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД"

    Один из признанных в мире производителей урановой, бериллиевой, танталовой и ниобиевой продукции. Предприятие входит в состав Национальной атомной компании "Казатомпром"
    В будущее вместе с нами!
  • АО "УЛЬБИНСКИЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД"

    Урановое производство АО "Ульбинский металлургический завод" – это уникальный и один из крупнейших в мире комплексов по производству уранового топлива для атомных электростанций, имеющий огромный опыт работы в ядерной отрасли.
    В будущее вместе с нами!
  • АО "УЛЬБИНСКИЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД"

    Бериллиевое производство АО "Ульбинский металлургический завод" одно из трех предприятий в мире, имеющее полный производственный цикл от переработки рудного концентрата до выпуска готовой продукции с заданными параметрами качества.
    В будущее вместе с нами!
  • АО "УЛЬБИНСКИЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД"

    Танталовое производство АО "Ульбинский металлургический завод" единственное на территории СНГ и одно из крупнейших в мире предприятие, имеющее полный производственный цикл от переработки танталниобийсодержащего сырья до готовой продукции.
    В будущее вместе с нами!

ДЕПОЗИТ ДОВЕРИЯ

На Ульбинском металлургическом заводе с дистан­ционным участием Президента РК Нурсултана На­зарбаева торжественно открыто здание Банка низкообогащённого урана (НОУ) Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

 Корпус, в котором будут хра­ниться до 90 тонн этого материала, построен по между­народным стандартам и в соответствии с требованиями казахстанского законодательства. Банк НОУ - некоммер­ческий проект: Казахстан не собирается зарабатывать на хранении гексафторида урана. Наша страна таким способом демонстрирует стремление снизить риск рас­пространения ядерного оружия в мир.

В чём логика проекта?

Гексафторид урана - исход­ный материал для изготовле­ния любых видов топлива для атомных реакторов. По прави­лам безопасности, реактор на действующей электростанции останавливать нельзя. И если окажется, что атомной электро­станции любой страны из числа членов МАГАТЭ потребуется выполнить загрузку, а матери­ала на коммерческом рынке не хватает, страна возьмет требу­ющийся объем в Банке НОУ и изготовит из него топливные та­блетки нужной конструкции.

Почему это считается важным для нераспространения ядерно­го оружия в мире?

- Сделать из гексафторида урана ядерную бомбу без допол­нительного обогащения невоз­можно - это тот самый мирный атом, который служит челове­честву, - поясняет директор по сбыту АО «УМЗ» Александр Ходанов. – Однако есть опасность, что страна, которая освоила процесс обогащения урана до пяти процентов (то есть до уровня того самого низкообогащенного урана), со временем сможет обогатить его и до девяноста процентов. А тут уже недалеко и до изготовле­ния атомной бомбы. И МАГАТЭ крайне заинтересовано в том, чтобы эта технология остава­лась в руках лишь ограниченного числа стран.

Поэтому при выборе государ­ства, которому можно было бы доверить подобное хранилище, эксперты МАГАТЭ особенно на­стаивали на нескольких пара­метрах. Страна-претендент не должна владеть технологиями по обогащению урана, но при этом ей необходимо было об­ладать достойным опытом ра­боты с этим материалом, быть мирной, устойчивой и макси­мально нейтральной в отноше­ниях с мировым сообществом. Казахстан отвечал всем этим требованиям. Ровно два года назад в Астане было подписано соглашение между Правитель­ством РК и Международным агентством по атомной энер­гии. На строительство банка по этому соглашению отводилось два года, и Казахстан выполнил свое обязательство со скрупу­лезной точностью: день в день.

Почему решили построить Банк НОУ именно в Усть-Каменогорске?

Устькаменогорцам не стоит объяснять, с какой ответствен­ностью относятся к вопросам безопасности на Ульбинском металлургическом заводе. Это и понятно: с гексафторидом ура­на здесь работают уже более сорока лет. В свое время УМЗ снабжал топливом все атомные электростанции Советского Со­юза и стран Варшавского дого­вора. И тогда на складах завода хранилось до восьмисот тонн низкообогащенного урана, то есть почти в десять раз больше, чем планируется загрузить в Банк НОУ теперь. На предприятии вспоминают, что производство порошков диоксида низкообогащенного урана для нужд атомной энергетики началось в 1973 году. А уже к середине восьмидесятых на заводе выпускали до 600 тонн порошков и 1000 тонн топливных таблеток в год. Это производство продолжается и теперь.

По свидетельству директора по безопасности АО "УМЗ" Сергея Сидорова, за все время на заво­де не было ни одного инцидента, связанного с хранением этого ма­териала. Ни во время перестрой­ки, ни при землетрясениях, ни при каких-либо других ситуациях. Подобное хранилище уже дав­но работает и в России, но банк, содержимое которого было бы собственностью МАГАТЭ, создан впервые в мире.

Когда создание Банка НОУ только обсуждалось, один из казахстанских экспертов выдвинул следующий довод в его пользу: УМЗ имеет немалый опыт работы с этим материалом. Если мы согласимся передать его дру­гой, менее квалифицированной организации в другой стране, то можем причинить себе боль­шой вред. Ведь все мы живем в едином мире. И с этим сложно спорить.

Условия хранения урана: объёмы и требования по безопасности

Так называемый Банк НОУ - это стальной ангар из него­рючих материалов площадью 900 метров, расположенный на территории УМЗ и снабженный собственным железнодорож­ным тупиком. Внутри ангара на специальных фиксирующих подставках будут храниться 60 стальных цилиндров по полто­ры тонны гексафторида урана в каждом. То есть всего 90 тонн. Этого объема как раз хватает для изготовления топлива в объ­еме полной загрузки стандарт­ного легководородного реактора мощностью 1000 мегаватт.

- Физические свойства гексаф­торида урана позволяют дли­тельно хранить его в простых складских помещениях, - пояс­няет директор по безопасности производства АО "УМЗ" Сергей Сидоров. - Этот материал на­ходится в твердом состоянии в герметичном стальном цилин­дре, сделанном из особо прочной стали толщиной 13 миллиметров. Модель цилиндра ЗОВ, которой УМЗ пользуется уже много лет, является международной упа­ковкой для низкообогащенного урана, и требования к его изготов­лению и проверке качества жест­ко регламентированы междуна­родными стандартами. Цилиндр снабжен изолирующей проклад­кой и выдерживает нагрев до 180 градусов, не ржавеет и не горит, не разрушится от взрыва или от падения с высоты. При транспор­тировке цилиндры снабжаются дополнительной  спецупаковкой, которой не страшен нагрев даже до 800 градусов.

Вот еще несколько факторов, которые обеспечивают безопас­ность Банка низкообогащенного урана:

•  здание банка способно вы­держать землетрясение в во­семь баллов (максимальный уровень сейсмичности для на­шего региона - семь баллов);

• территория снабжена допол­нительной пропускной системой (первая - на входе на завод, вторая - у ворот банка) и охра­няется силами Национальной гвардии. Таким образом, каждо­му, кто решит попасть на терри­торию банка, придется дважды доказать свое право на вход;

•   по требованиям междуна­родных стандартов ангар начи­нен всевозможной аппаратурой - от систем пожарной и радиа­ционной безопасности до систе­мы контроля фтора;

•  расчеты показали, что ци­линдр без особых повреждений выдержит попадание весьма су­щественного объема взрывчат­ки - это на случай, если кому-то придет в голову его взорвать.

И еще один факт. Внутри анга­ра, где будут храниться цилиндры, расположен небольшой кабинет. Он предназначен для сотрудников МАГАТЭ, приезжающих на пред­приятие. То есть в международном агентстве настолько уверены в безопасности проекта, что готовы проводить целые дни в непосред­ственной близости от сосудов с гексафторидом урана. И это впол­не объяснимо.

- При строительстве мы руководствовались требова­ниями как казахстанского за­конодательства, так и между­народными стандартами от МАГАТЭ, - объясняет директор по режиму АО "УМЗ" Роман Надточий. - Оказалось, что требова­ния казахстанских нормативов жестче международных. Но мы в любом случае опирались на те, которые задавали наиболее высокий уровень безопасности. Это было принципиальным тре­бованием МАГАТЭ.

В ходе строительства корпуса, возведение которого обошлось в 700 миллионов тенге (большую часть затрат оплатило МАГА­ТЭ), эксперты Международного агентства постоянно следили за процессом: за два года они при­езжали на место не один десяток раз. Проверяли качество строи­тельства, его соответствие требо­ваниям безопасности, документы. Две недели назад они побывали в Усть-Каменогорске еще раз - для процедуры официальной приемки нового здания в эксплуатацию.

Как теперь будет работать Банк НОУ?

Строго говоря, здание и его содержимое - это собствен­ность МАГАТЭ. АО "УМЗ" будет оплачивать только накладные расходы, связанные с хране­нием полученных цилиндров, охрану, освещение и прочее. И только Международное агентст­во станет решать, кто восполь­зуется содержимым банка, а также контролировать, правильно ли хранят радиоактивный ма­териал на заводе.

Теперь, когда МАГАТЭ убеди­лось в полной готовности банка к принятию содержимого, оно объявит тендер на закуп 90 тонн гексафторида урана, и в следую­щем году высокотехнологичные цилиндры с сырьем для ядерного топлива поступят на склад. Там их станут хранить до тех пор, пока не будет принято решение о переда­че материала нуждающейся в нем стране. Точнее, конкретному пред­приятию, которое изготовит из него топливные таблетки и сборки. На УМЗ особо подчеркивают: в соот­ветствии с соглашением, никакие другие материалы, кроме гексаф­торида урана, не смогут поступить в Банк НОУ. Да и сам НОУ будет здесь размещен строго в оговорен­ных объемах.

В заключение стоит упомянуть о том, что открытие Банка низко-обогащенного урана не случайно было намечено именно на 29 ав­густа. По решению Организации Объединенных Наций эта дата считается Международным днем действий против ядерных испы­таний. Это значит, что высокая квалификация сотрудников Ульбинского металлургического за­вода снова послужит важной цели - освобождению нашей планеты от ядерного оружия. Президент Назарбаев назвал эту цель важ­нейшей для всего XXI века. А наша страна сделала большой шаг в этом направлении.

«Мой город» от 31.08.2017 г.

/Марина Родионова/